Hominem vinum in domo | Manus – Quam ut maxime

Ad Hominem

Hominem vinum in domo | Manus - Quam ut maxime

Ad hominem is Latin for “against the man,” and refers to the logical fallacy (error) of arguing that someone is incorrect because they are unattractive, immoral, weird, or any other bad thing you could say about them as a person.  This is a logical error (even though it may work) because a person’s character is irrelevant to whether they are correct or incorrect. A “logical fallacy” is an argumentative error and there are dozens of types.

Example 1

A popular strategy in casual debates, where the topic being debated may not even be addressed at all. Let’s say Andy and Barbara are discussing whether or not aliens exist. Andy says, “Earth is only one of countless planets in the universe.

Since many of those planets are similar to Earth, it’s almost ignorant to assume there are no alien races of significant advancement.”  There is Andy’s argument.

Barbara replies, “Didn’t you get a D in Astronomy?” Her defense ignores Andy’s logic completely. Instead, it casts doubt on Andy’s intelligence and knowledge.

  That might seem a good point, since astronomy is related to his point, but it’s still an ad hominem error because the only thing that really matters logically is exactly what Andy said, not his grades.

a. Abusive

This variety of ad hominem is a direct “character assassination” of the opponent, undermining their credibility (believability) and status to the audience.

 Implying that the speaker is insane, immoral, or uneducated is common.  The idea of course, is that if a person is insane, evil, stupid, or ignorant, it is sensible not to believe them.

 However, if you are going to argue against them, you need to address their arguments!

b. Circumstantial

This type of ad hominem is similar, but it does not attack the integrity of the speaker. Instead, it focuses on the situation surrounding the subject in order to create doubt. For example, Megan wants to go eat at an expensive café for dinner, but Laura complains of the overpriced menu.

A circumstantial argument from Megan would be: “Well, it’s not my fault that you’re broke.

” Laura’s funds may give her a reason for the complaining, but they may not; Laura could be complaining that the food isn’t good enough to justify its prices, in which case, Megan is making an ad hominem circumstantial attack rather than arguing with Laura’s reasoning.

c. Tu quoque

Tu quoque is Latin for “You, too,” and is the equivalent of deflecting a point—or an ad hominem attack—back onto its source.

When Laura complains of the overpriced item menus at the café, Megan could say, “You didn’t seem to mind charging me twenty bucks for those seashell earrings you made!” Rather than perhaps defending the quality of the ingredients or the rules for pricing, she attacks Laura for overcharging her for jewelry.

d. Poisoning the Well

This ad hominem attack involves saying something to make people prejudiced against your opponent’s position, without addressing the argument.

Gerald and Mandy are discussing wedding reception venues; Gerald wants it to be at his aunt’s vineyard, and Mandy wants it to be on the beach. Mandy could say, “But this marriage isn’t for that bimbo,” which undermines the vineyard without addressing it.

wise, Gerald could say, “Do you just want a big hippie party, instead of a real reception?” which insults the location of the beach by associating it with hippies.

IV. The Importance of Ad Hominem

Ad hominem is a logical fallacy which is used very often in the media, politics, and  real life debate.

 You may be persuaded by ad hominem attacks, but if you look at them closely, you’ll realize that they are wrong.

That’s why it’s important to know about ad hominem and other logical fallacies–so that you won’t be fooled by them and can deflect them away from yourself in debates. You can also use them, of course.

V. Example of Ad Hominem in Literature

Possibly the most popular literary work to illustrate this rhetorical device is the play The Crucible, by Arthur Miller, about the Salem witch-trials. In this play, several young girls accuse other members of the community of witchcraft. They use personal insults and irrelevant information about each other’s home lives to influence public opinion.

In this excerpt, a court official (Cheever) tells the judge, Danforth, that Proctor (who defends the accused townspeople) works on Sunday instead of attending church. The “Mr. Parris” they mention is the pastor of the church:

Proctor: I—I have no love for Mr. Parris. It is no secret. But God, surely, do I love.

Cheever: He plow on Sunday, sir.

Danforth: Plow on Sunday!

Cheever: I think it be evidence, John. I am an official of the court. I cannot keep it.

Proctor: I—I have once or twice plowed on Sunday. I have three children, sir, and until last year my land give little.

In this scene, the honesty of the character John Proctor is questioned not because his story was inconsistent, but because he plows on Sunday, casting a shadow of doubt on his Christian piety.

Even though the judge continues to say that he “judges nothing,” he also goes on to disregard Proctor’s testimony and says that he has no reason to doubt the accusations being made by the girls.

Of course, Cheever has used another tricky technique here at the same time, by making the Judge afraid that if he accepts Proctor’s testimony, he (the judge) might look a bad Christian.

VI. Example of Ad Hominem in Pop Culture

Ad hominem appears on television all the time in politics, advertising, and debate. One example would be the famous line of testimony:

He would say that, wouldn’t he?

– witness Mandy Rice-Davies during the Profumo affair, a scandal involving a British politician and his relationship with a young girl.

She is implying that the politician is a habitual liar (ad hominem) so nothing he says should be believed. Although this might seem sensible, there’s a good reason that we’re not supposed to listen to fallacies in court; we can only know what’s true from logic and evidence.

Genetic Fallacy

This is the genetic fallacy is the subtype of logical fallacies to which ad hominem belongs. Genetic fallacy states that the source of the statement automatically disqualifies the statement from consideration.

Guilt by Association

This is sometimes a form of ad hominem, in which someone or argument is judged negatively because of others that share the same position.

For example, if a politician campaigns for socialized healthcare or education, they will always be accused of Communism, which has such a bad name in America through being associated with totalitarian regimes in the U.S.S.R.

, China, and North Korea.  Never mind that all of Europe has  socialized healthcare and medicine.

Источник: https://literaryterms.net/ad-hominem/

10 самых известных латинских изречений

Hominem vinum in domo | Manus - Quam ut maxime

«Латынь из моды вышла ныне», — написал Александр Сергеевич Пушкин в «Евгении Онегине». И ошибся — латинские выражения часто мелькают в нашей речи до сих пор! «Деньги не пахнут», «хлеба и зрелищ», «в здоровом теле здоровый дух»… Все мы используем эти афоризмы, некоторым из которых по двадцать веков! Мы выбрали 10 самых-самых известных.

 1. Ab ovo

По римским обычаям обед начинался с яиц и заканчивался фруктами. Именно отсюда принято выводить выражение «с яйца» или на латыни «ab ovo», означающее «с самого начала». Именно они, яйца и яблоки, упомянуты в сатирах Горация.

Но тот же римский поэт Квинт Гораций Флакк затуманивает картинку, когда употребляет выражение «ab ovo» в «Науке поэзии», по отношению к слишком затянутому предисловию. И здесь смысл другой: начать с незапамятных времен. И яйца другие: Гораций приводит в пример рассказ о Троянской войне, начатый с яиц Леды.

Из одного яйца, снесенного этой мифологической героиней от связи с Зевсом в образе Лебедя, явилась на свет Елена Прекрасная. А ее похищение, как известно из мифологии, стало поводом к Троянской войне.

2. O tempora! O mores!

21 октября 63 года до нашей эры консул Цицерон произнес в Сенате пламенную речь, и она имела для Древнего Рима судьбоносное значение. Накануне Цицерон получил сведения о намерениях вождя плебса и молодежи Луция Сергия Катилины совершить переворот и убийство самого Марка Туллия Цицерона.

Планы получили огласку, замыслы заговорщиков были сорваны. Катилину выслали из Рима и объявил врагом государства. А Цицерону, напротив, устроили триумф и наградили титулом «отец отечества».

  Так вот, это противостояние Цицерона и Катилины обогатило наш с вами язык: именно в речах против Катилины Цицерон впервые употребил выражение  «O tempora! O mores!», что по-русски значит «О времена! О нравы!».

3. Feci quod potui faciant meliora potentes

Feci quod potui faciant meliora potentes, то есть «Я сделал всё, что мог, пусть те, кто могут, сделают лучше». Изящная формулировка не затеняет сути: вот мои достижения, судите, говорит некто, подводя итоги своей деятельности. Впрочем, почему некто? В истоке выражения обнаруживаются вполне конкретные люди — римские консулы.

Это у них бытовала словесная формула, которой они заканчивали свою отчетную речь, когда передавали полномочия преемникам. Это были не именно эти слова — отточенность фраза приобрела в поэтическом пересказе. И именно в этом, законченном виде, она выбита на надгробной плите знаменитого польского философа и писателя Станислава Лема.

4. Panem et circenses

Этот народ уж давно, с той поры, как свои голоса мыНе продаем, все заботы забыл, и Рим, что когда-тоВсе раздавал: легионы, и власть, и ликторов связки,Сдержан теперь и о двух лишь вещах беспокойно мечтает:

Хлеба и зрелищ!

В оригинале 10-й сатиры древнеримского поэта-сатирика Ювенала стоит «panem et circenses», то есть «хлеба и цирковых игр». Живший в I веке нашей эры Децим Юний Ювенал правдиво описал нравы современного ему римского общества.

Чернь требовала еды и развлечений, политики с удовольствием развращали плебс подачками и покупали таким образом поддержку.

Рукописи не горят, и в изложении Ювенала клич римской черни времен Октавиана Августа, Нерона и Траяна, преодолел толщу веков и по- прежнему означает нехитрые потребности бездумных людей, которых легко купить политику-популисту.

 5. Pecunianonolet

Всем известно, что деньги не пахнут. Гораздо меньше народу знает, кто сказал эту знаменитую фразу, и откуда вдруг выплыла тема запахов.

Между тем, афоризму почти двадцать веков: согласно римскому историку Гаю Светонию Транквиллу, «Pecunia non olet» — это ответ  римского же императора Веспасиана, правившего в I веке нашей эры, на упрек его сына Тита. Отпрыск упрекнул Веспасиана в том, что он ввел налог на общественные уборные.

Веспасиан поднес к носу сына деньги, полученные в качестве этого налога, и спросил, пахнут ли они. Тит ответил отрицательно. «И все-таки они из мочи», — констатировал Веспасиан. И таким образом снабдил оправданием всех любителей нечистых доходов.

6. Memento mori

Когда римский полководец возвращался с поля сражения в столицу, его встречала ликующая толпа. Триумф мог бы вскружить ему голову, но римляне предусмотрительно включили в сценарий государственного раба с одной-единственной репликой.

Он стоял за спиной военачальника, держал над его головой золотой венок и время от времени повторял: «Memento mori». То есть: «Помни о смерти». «Помни, что смертен,  — заклинали триумфатора римляне,  — помни, что ты — человек, и тебе придется умирать. Слава преходяща, а жизнь не вечна».

Есть, правда, версия, что настоящая фраза звучала так: «Respice post te! Hominem te memento! Memento mori», в переводе: «Обернись! Помни, что ты — человек! Помни о смерти».

В таком виде фразу обнаружили в «Апологетике» раннехристианского писателя Квинта Септимия Флоренса Тертуллиана, жившего на рубеже II и III веков. «Моментально в море» — пошутили в фильме «Кавказская пленница».

7. Mens sana in corpore sano

Когда мы хотим сказать, что только физически здоровый человек энергичен и может многое совершить, мы часто употребляем формулу: «в здоровом теле здоровый дух». А ведь её автор имел в виду совсем другое!  В своей десятой сатире римский поэт Децим Юний Ювенал написал:

Надо молить, чтобы ум был здравым в теле здоровом.Бодрого духа проси, что не знает страха пред смертью,Что почитает за дар природы предел своей жизни,

Что в состоянье терпеть затрудненья какие угодно…

Таким образом, римский сатирик никак не связывал здоровье ума и духа со здоровьем тела. Скорее, он был уверен, что гора мышц не способствует бодрости духа и живости ума.

Кто же подредактировал текст, созданный во II веке нашей эры? Английский философ Джон Локк  повторил фразу Ювенала в своей работе «Мысли о воспитании», придав ей вид афоризма и полностью исказив смысл.

Популярным этот афоризм сделал Жан-Жак Руссо: он вставил его в книгу «Эмиль, или О воспитании».

8. Homo sum, humani nihil a me alienum puto

Во II  веке до нашей эры римский комедиограф Публий Теренций Афр представил публике ремейк комедии греческого писателя Менандра, жившего в IV веке до нашей эры. В комедии под названием «Самоистязатель» старик Меденем упрекает старика Хремета в том, что он вмешивается в чужие дела и пересказывает сплетни.

Неужто мало дела у тебя, Хремет?В чужое дело входишь! Да тебя оноСовсем и не касается.Хремет оправдывается:Я — человек!

Не чуждо человеческое мне ничто.

Довод Хремета услышали и повторяют больше двух тысячелетий. Фраза «Homo sum, humani nihil a me alienum puto», то есть «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо», вошла в нашу речь. И означает обычно, что любой, даже высокоинтеллектуальный человек носит в себе все слабости человеческой природы.

9. Veni, vidi, vici

2 августа  по нынешнему календарю 47 года до нашей эры Гай Юлий Цезарь одержал победу недалеко от понтийского города Зела над  царем боспорского государства Фарнаком. Фарнак нарвался сам: после недавней победы над римлянами он был самоуверен и  отчаянно храбр.

Но фортуна изменила черноморцам: армию Фарнака разгромили, укрепленный лагерь взяли штурмом, сам Фарнак еле успел унести ноги. Отдышавшись после недолгого сражения, Цезарь написал другу Матию в Рим письмо, в котором сообщил о победе буквально в трех словах: «Пришел, увидел, победил».

«Veni, vidi, vici», если по-латыни.

10. In vino veritas

И это латинские перепевы греческой философской мысли! Фразу «Вино — милое детя, оно же — правда» приписывают Алкею, творившему на рубеже VII — VI веков до нашей эры. За Алкеем ее повторил в XIV книге «Естественной истории» Плиний Старший: «По пословице — истина в вине».

Древнеримский писатель-энциклопедист хотел подчеркнуть, что вино развязывает языки, и тайное выходит наружу. Суждение Плиния Старшего подтверждает, кстати сказать, русская народная мудрость: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». Но в погоне за красным словцом, Гай Плиний Секунд и обрезал пословицу, которая на латыни длиннее и означает совсем иное.

«In vino veritas, in aqua sanitas», то есть в вольном переводе с латыни  «Истина, может, и в вине, но здоровье — в воде».

Источник: Научная Россия

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.